Картина призраков

32206608

Есть в Бердянском художественном музее имени И. И. Бродского картина, которая привлекает внимание своей необычностью: на женщину взирает ее же образ. Это портрет одной из величайших русских балерин – Анны Павловны Павловой (1881 — 1931) кисти Шмарова Павла Дмитриевича.

Но притягательность портрета не только в неординарности и талантливости образа великой балерины. Есть в картине загадка и в псе у ее ног, и в занавеси, придерживаемой ее рукой, и в шлейфе ее платья…

Стоит лишь на мгновение дольше задержаться взглядом на портрете Анны Павловой и отойти от него уже не возможно. Вот в очертаниях бульдога проступает лицо мужчины с пышными усами, а на портьере — удлиненный лик аскета, склады же шлейфа скрывают…

Сколько еще тайн хранит это полотно доподлинно неизвестно. По оценкам искусствоведов – как минимум двадцать три. Но, может быть, новый зритель откроет еще один образ, и тайна кисти Шмарова отступит еще на одну ступень.

Строптивая лошадка

 С. В. Животовского “Лошадь” (1890)

С. В. Животовского “Лошадь” (1890)

Картины — это остановившаяся жизнь, неуловимый миг, где нет места переменам. Но такая ли уж это застывшая реальность? Порой картина живет своей жизнью и образы на ней столь реальны, что, порой, кажется, что картина движется. Правда такое чудо подвластно лишь кисти истинных талантов.

Вот и в Бердянском художественном музее имени И. И. Бродского есть “живая” строптивая лошадка, которая искоса глядит на посетителей, не желая поворачивать свою белую в яблоках морду.

Если медленно, не отрывая пристального взгляда от темного с проволокой ока лошади, переходить вдоль противоположной стены кажется, что лошадь наблюдая за вами, в то же время отворачивается не желая казать свою добродушную морду.

Именно так нашла отражение реальность в полотне Сергея Васильевича Животовского “Лошадь” (1890), ведь упрямая лошадка, позируя, никак не желала повернутся к художнику передом, все норовя показать свой круп.